Коронавирус: только бизнес и ничего личного!

Вниманию всех репрессивных органов: данная публикация является личным мнением автора и не связана с иностранными агентами!

Что общего у знаменитой венецианской маски доктора, устрашающего клювастого символа средневековья, и современной медицинской маски, ставшей за последние два года приметой времени? Обе они – синонимы эпидемий и пандемий, волны которых накрывают человечество на протяжении всей его истории с непредсказуемой регулярностью. Но если первая сегодня всего лишь элемент жутковатого карнавального наряда, то вторая, похоже, надолго останется привычным атрибутом нашей жизни. Кстати, коль уж возникла такая масочная параллель, то как не вспомнить, что именно в Италии в середине XVII века в разгар страшного чумного поветрия, унесшего больше миллиона жизней, докторам впервые вменили в обязанность облачаться в защитный костюм. Одеяние шилось из промасленной холщевой ткани, глазницы маски закрывались стеклами, а длинный клюв набивали смесью из специй или пропитанной в уксусе ветошью. Сегодняшние средства индивидуальной защиты, конечно, заметно прогрессировали. Однако все в той же Италии, но уже XXI века, куда по чудовищному стечению обстоятельств ковидная пандемия шагнула прямиком из своей китайской колыбели, и они не смогли уберечь сражающихся с новой инфекцией врачей…
Эпидемии перепахивают мир с незапамятных времен. Причем, их следы остаются не только в геноме человека, истории, науке и медицине, но и в искусстве. Литераторы от Гомера до Шекспира и Камю писали о чуме. Первой холерной эпидемии в России в 30-х годах XIX века и карантину Пушкин обязан своей «болдинской осенью». Холера – второстепенная героиня Тургенева, Лермонтова, Достоевского, Куприна, Чехова, Горького и главная у Маркеса («Любовь во время холеры»). А уж к туберкулезу, болезни, которая свела в могилу едва ли не четверть населения Европы, деятели искусства того времени относились с каким-то нездоровым пиететом. На «чахоточность» была прямо-таки мода. Легочный недуг приписывали аристократическим слоям общества, романтизировали и называли «благородной» болезнью. Доходило до того, что здоровые люди имитировали симптомы туберкулеза: бледность кожи, блеск в глазах, нездоровый румянец и худобу и нервозную меланхоличность. Декаданс как направление в искусстве тоже возник из туберкулезной палочки. И европейская и русская литература той поры кишит чахоточными барышнями, хотя туберкулез, конечно, бил и по простым людям.
А вот «испанка» – чудовищная напасть, охватившая мир на руинах Первой мировой войны и убившая по разным данным от 17 до 100 миллионов человек, почти не отражена в мировой литературе. Даже бич конца XX века ВИЧ и его печальный итог СПИД представлены в современном искусстве куда шире. Несомненно, и о пандемии коронавирусной инфекции еще напишут и, разумеется, снимут фильмы и сериалы. Как говорится, поживем – увидим. Если, конечно, повезет…
Ковидные прогнозы – дело неблагодарное, но возможное, если анализировать мировую статистику в целом. Ведь еще пару лет назад в своих публикациях на Астма Блоге, на которые никто тогда не обратил внимания, я предупреждал, что “коронавирус – это всерьез и надолго”! За два прошедших года это стало очевидным. И сейчас точно можно сказать, что борьба с новым вирусом – это игра вдолгую. Корона воцарилась стремительно и потеснила все существующие респираторные инфекции. Это не какой-нибудь «птичий» или «свиной» грипп, это даже не «испанка». Если все предыдущие острые вирусные респираторные инфекции (ОРВИ) поражали верхние дыхательные пути и редко бронхи, вызывая бронхит с обструкцией или без нее, а при этом страдала лишь воздухопроводящая функция легких, то коронавирусная поражает прямиком нижние отделы легких, вызывая тяжелую пневмонию с нарушением газообмена. Человек при этом практически лишается кислорода и погибает. И посмотрите статистику смертности. Помнится, раньше – до ковида – от “гриппозных” пневмоний в России погибало несколько сотен человек в год, то сейчас столько смертей регистрируется ЕЖЕДНЕВНО! Что же не так с коронавирусом и почему он так “кровожаден”? Ответ на этот вопрос – не тайна за семью печатями! И все дело  – в особом строении легких и специфических особенностях вируса.
Известно, что функционально легкие подразделяются на две части – воздухопроводящую – это бронхи (полые разветвляющиеся трубки), и газообменную – это альвеолы (мешочки, которые окружены сосудами). Пройдя по трубкам-бронхам к альвеолам, воздух отдает кислород этим сосудам, и он с током крови разносится по организму. Предшественники ковида, например, аденовирусы, вирусы гриппа и прочие, вызывающие ОРВИ, внедряются в клетки носовой полости или бронхов, потому что по своей природе они гидрофильные – хорошо проникают во влажные среды. А носовая полость и бронхи на всем их протяжении покрыты слизью, состоящей на 95% из воды. Коронавирус же окружен липидной (жировой) оболочкой, поэтому, отталкиваясь от стенок полостей верхних дыхательных путей и бронхов, он, не прилипая к ним, без остановки – как мячик – катится,   вниз – к альвеолам. Пока он опускается, проходит инкубационный период, о котором заразившийся человек даже не подозревает. Разве что обоняние может пропасть, потому что нервные окончания в носу тоже покрыты липидами – жировой оболочкой.
Когда коронавирус достигает нижней части легких, он, как рыба в воде, оказывается в своей стихии – жироподобной фосфолипидной пленке, которая покрывает альвеолы изнутри и называется легочным сурфактантом. Цель достигнута, миссия выполнена – начинается пневмония или по-другому альвеолит – тотальное повреждение альвеолярного отдела легких. Газообменная функция нарушается, и даже при достаточном потоке воздуха кислород не попадает в кровь. Таких больных не спасают аппараты ИВЛ, потому что они способны полностью компенсировать лишь воздухопроводящую функцию легких (но она-то при пневмонии как раз и не нарушена), но никак не газообменную. Поэтому лечить пациентов в тяжелом состоянии – при 75-80% поражении альвеолярного отдела – было бы лучше экстракорпоральным насыщением крови кислородом, а не использовать ИВЛ, с которых “слезает” лишь около 20% коронавирусных клиентов.
Важно понимать: пневмония при ковиде – это, в отличие от пневмонии при гриппе, не осложнение заражения респираторным вирусом, возникшее из-за халатности врача или нежелания пациента лечиться, а закономерный исход действия коронавируса на организм. Никакого пресловутого человеческого фактора – только целенаправленная вирусная атака на легкие. И тромбоз, который уже стал синонимом ковида, тоже начинается с разрушения альвеол. Ведь они, как мы помним, окружены сосудами. Все слышали о набившем оскомину эффекте «матового стекла», видимом на КТ ковидных пациентов, но мало кто помнит о стадии «красного опеченения» легких, которую патологоанатомы описывали еще в позапрошлом веке при вскрытии умерших от пневмонии. Легочная ткань буквально пропитывается кровью и становится похожей на печень. И трагедия эта разыгрывается на огромной площади – распад альвеолярных клеток легких, тесно связанных с системой микроциркуляции крови в легких, происходит на гигантской поверхности – от 20-30 кв. м. (при 30-50% поражении) до 50-70 кв. м. (при 70-90% поражении). Продукты распада поврежденных клеток массивно всасываются в кровь, происходит резкое повышение активности системы свертывания крови, что и приводит к тромбозам мелких сосудов практически всех органов и систем и их отказу. Так что разговоры про цитокиновый шторм и прочие “тонкие” материи тут совсем не причем. Все оказывается гораздо проще…
Возникает закономерный вопрос: почему же пневмония, как итог развития covid-19, возникает не у всех заразившихся? Откуда берутся те, кто переболел в легкой форме или вообще является бессимптомным носителем? Вероятно, это связано с тем, что при коронавирусе случаи носительства без симптомов болезни возможны из-за формирования нестерильного иммунитета, как это наблюдается в случае иммунитета от туберкулеза. То есть, не исключено, что коронавирус способен, как палочка Коха, формировать нестерильный иммунитет – особую форму приобретенной невосприимчивости к инфекции. Только появляется она не после перенесенной болезни, а из-за постоянного присутствия инфекционного агента в организме. Поэтому-то и выявляются субъекты, живущие в симбиозе с коронавирусом, не заболевая.
Но как защитить тех, кому не повезло заполучить такой выгодный союз с вирусом? Тем более, что коронавирус, в отличие от других респираторных инфекций, имеет очень много путей передачи: не только воздушно-капельный, но и контактный, и пероральный (заражение через рот). Вот почему в больших городах, где жители контактируют между собой особенно тесно, он и расцвел пышным цветом.
И ладно бы просто расцвел – коронавирус постоянно мутирует, обмениваясь генетическим материалом с клетками зараженного организма, то есть используя человека в качестве инкубатора для создания новых разновидностей. Однако никто и предположить не мог, что генерировать новые формы он научится с такой запредельной скоростью. Если догнать и перегнать вирус гриппа, который меняется годами, создатели вакцин еще могут, то опередить коронавирус, трансформирующийся едва ли не ежемесячно, едва ли… Совершенно очевидно, что ни прививки, ни инфицирование не спасают от повторных заражений – иммунитет к covid-19 не приобретается. И это нашло подтверждение за последние годы: и заражаются, и заболевают, и даже умирают привитые от него…
Но коронавирус – не первая известная науке инфекция, невосприимчивость к которой сформировать невозможно. Например, вакцины против ВИЧ за более чем сорокалетнюю историю его существования так и не придумали. Похоже, в случае с коронавирусом, как и в случае с ВИЧ, поможет только профилактика. Превентивное лечение может спасти, пока вирус находится в верхних дыхательных путях. Но почему-то обработка рук антисептическими спиртовыми средствами считается эффективной, но никто не говорит о том, что носоглотку тоже можно очищать антисептиками. Например, пары спирта успеют обезвредить вирус и в бронхах, если ими дышать через многослойную марлевую салфетку, смоченную обычной водкой. Ведь спирт не только растворяет жировую оболочку, но и разрушает белковые “шипы” коронавируса, полностью его инактивируя. Казалось бы, все просто, наглядно и такая профилактика не требует особых затрат. Это не только подтверждено опытом и и исследованиями, но даже опубликовано на сайте Корнелского университета! Однако официальная медицина не спешит предлагать эффективные антисептики для обработки слизистых оболочек. Наоборот, сегодняшняя тенденция – не просто отвергать, но и публично осмеивать и любыми методами дискредетировать подобные – работающие (!) – способы защиты от новых заражений. Иногда до примитивности просто: мол водкой не лечат пневмонию… А ведь никто и не говорит о лечении уже развившейся пневмонии, предлагается ПРЕВЕНТИВНОЕ лечение при появлении первых симптомов заражения – пока вирус не достиг нижних отделов и не вызвал их поражение с развитием пневмонии…
Но зачем это пропагандировать, когда есть более интересный стимул – бизнес! Можно просто принудительно продавать населению маски, например, в комплекте с билетом в метро (как это было в первый год пандемии), штрафовать за нахождение без масок, подвергать административным наказаниям за нарушение социальной дистанции, вводить какие-то пропуска на выезд и въезд и прочая, прочая, прочая… Забыв при этом, что обязанность власти – охранять, защищать и воспитывать население, не урезая при этом его права и свободы. Ведь достаточно начать с малого: научите людей как носить, где носить, когда носить и когда менять эти самые маски. Но до сих пор никто внятно этого так нашим гражданам и не объяснил, не напечатал и не раздал памятки о поведении в период пандемии, профилактических мерах против заражения и превентивном лечении до развития пневмонии… А вот что уже навязло в зубах, так это “самоизолируйтесь, лечитесь дома самостоятельно, а появится одышка, вызывайте врача”. Только вот некоторым приходится ждать очень и очень долго – почитайте публикации обычных людей в интернете!
Но зато, как ленинский призыв “учиться, учиться и учиться”, власть твердит свою мантру “прививаться, прививаться и прививаться”. И что? Вот, по данным мировой статистики, привито уже более 5 миллиардов людей – это 75% населения планеты! Первые 100 миллионов зараженных ковидом набиралось целый год, а сегодня только за сутки заболевает 2-3 миллиона (а иногда и больше!) человек! Так что к концу нынешнего года их может стать уже миллиард или даже больше! Вот вам бабушка и Юрьев день, то бишь – итог вакцинации! И, как лично мне кажется, единственный позитивный итог – обогащение тех, кто это организовал. Как говорится, только бизнес и ничего личного…
И не подумайте, я не против вакцинации! Я не “антиваксер”-иноагент, или даже агент ЦРУ. Я за вакцинацию, но только по правилам! Ведь вакцина – это профилактика, и вакциной не “колют” в период эпидемии, поскольку это чревато многими проблемами. И, на мой взгляд, главная из них – невероятно быстрая мутация вируса, приспосабливающегося к изменяющимся условиям существования. “Происхождение видов” Дарвина читали? И вот вам простая иллюстрация – привитые от одного штамма заражаются и заболевают от следующего! И это может продолжаться до бесконечности или до тех пор, пока не вымрет большая часть человечества. Кстати, такие предположения уже есть и они опубликованы. Кто не верит, поищите в интернете – там есть об этом все.
Точно так же официальная медицина поступает и с невыгодными для бизнеса препаратами, предлагаемыми для лечения covid-19. Пожалуй, самый известный пример подобного противостояния – борьба с антипаразитарным лекарством «Ивермектин», «побочным» действием которого оказалось уничтожение коронавируса. Препарат, известный с 1975 и применяющийся в медицине с начала 1980-х годов, был открыт американским и японским учеными-биохимиками Уильямом Кэмпбеллом и Сатоси Омура. В 2015 году они оба стали лауреатами Нобелевской премии. В 2020 году австралийские исследователи доказали, что препарат способен подавлять размножение вируса за 48 часов. И уже в разгар пандемии коронавируса медики разных стран начали использовать «Ивермектин» для лечения заболевших. Однако оказалось, что уничтожать коронавирус на общемировом уровне никто и не собирается. Лечить заболевших недорогим препаратом невыгодно. Куда прибыльнее производить бесполезные маски и перчатки, вакцины с сомнительной эффективностью и возводить новые ковид-госпиталя.
Сегодня, когда в мире ежедневно ставятся рекорды по числу заразившихся, с коронавирусом ведется сразу две войны: официальная – на уровне государств и фармацевтических гигантов – и самая настоящая партизанская. Ковид-партизанами стали неравнодушные медики в разных странах, которые, несмотря на запреты, обвинения и даже лишение ученых званий и кафедр, продолжают спасать больных, используя известный, но неодобренный препарат. А, между тем, в некоторых городах, регионах и странах, где «Ивермектин» официально разрешен к применению, количество заболевших, число госпитализаций и смертей существенно сократилось.
Я об этом уже писал в статье “Covid-19. Союз высокомерия и некомпетентности”. И вот только один пример: в штате Уттар–Прадеш (Индия) при населении в 241 миллион человек с момента, когда началось использование “Ивермектина” для лечения заболевших и профилактики заражения всех семейных контактов, зарегистрировано только 11 случаев заболевания, причем без смертельных исходов … Это данные на 10 сентября 2021 года. Так, что вы на это скажете, господа идеологи тотальной вакцинации? И я не удивлюсь, если услышу: для нас – это только бизнес и ничего личного!

Виктор Солопов, инженер-химик, врач-пульмонолог
кандидат медицинских наук

P.S. То, о чем написано, я проверил на себе лично после неосторожного контакта с заразившимися и заболевшими коронавирусом. И пока еще жив и не заболел!

COVID 19. Союз высокомерия и некомпетентности

Предисловие админа

В небольшой переведенной (Яндекс-переводчиком) статье идет речь о более чем годовой войне официальной медицины с “непрофильным” препаратом – Ивермектином, применение которого при лечении коронавирусной инфекции оказалось настоящим прорывом в отличие от “протоколов” лечения официозной медицины, вакцинации и насильственных мер административного характера, особенно популярных в России. Это небольшие тезисы доклада от 21 января, которые собирается сделать его автор Пьер Кори, доктор медицинских наук, на заседании сенатской комиссии, посвященному борьбе с эпидемией коронавируса в США.

Мои показания на предстоящих слушаниях в сенате в понедельник, 24 Января 2022 года.
Сенатор Рон Джонсон снова пригласил меня на слушание, посвященное провалу мер реагирования США на пандемию. Меня попросили привести контрпримеры весьма успешных программ со всего мира.

Я снова даю показания в Сенате. На этот раз я возмущен еще больше. Сенатор Джонсон попросил группу экспертов-врачей по COVID принять участие в дискуссионной группе в предстоящий понедельник, чтобы обсудить многочисленные аспекты реагирования США на COVID, которые либо потерпели неудачу, были провалены или оказались ненужными, либо могли быть значительно улучшены.

Название сообщения действительно должно заимствовать переведенное на английский название французского бестселлера 2020 года доктора Кристиана Перроне “Что еще они могли ошибиться в COVID-19? Священный союз некомпетентности и высокомерия” (если быть точным, его действительно следовало бы назвать “нечестивый союз высокомерия и коррупции”). Предполагается, что наши замечания должны быть краткими, примерно 400 слов или меньше, так как вопросы и ответы будут наиболее впечатляющими. Я пытался… самое близкое, что я мог придумать, было чуть меньше 500 слов. Итак:

В настоящее время быстро растет число национальных и региональных министерств здравоохранения, которые использовали либо программы широкого внедрения, либо программы “тестирования и лечения” Ивермектином, которые показывают, что, если бы мы сделали то же самое в США, мы могли бы в одиночку добиться почти полного контроля над количеством случаев, показателями госпитализации и смертей. Результаты программ раннего лечения со всего мира показывают следующее:

· Мехико – Агентство здравоохранения IMSSS сравнило более 50 000 пациентов, получивших раннее лечение Ивермектином, с более чем 70 000 пациентов, не получавших лечения, и обнаружило снижение потребности в госпитализации на 75%.

· Ла Мисьонес, Аргентина – Министерство здравоохранения проанализировало данные 4000 пациентов, получавших Ивермектин, и, по сравнению с остальной частью населения за тот же период времени, выявило сокращение потребности в стационаре на 75% и снижение смертности на 88%.

· Уттар–Прадеш, Индия – Использование стратегии тщательного наблюдения в сочетании как с лечением Ивермектином всех положительных случаев, так и с профилактическим лечением всех семейных контактов. 10 сентября 2021 года при населении в 241 миллион человек было зарегистрировано только 11 случаев без смертельных исходов…

· Бразильский город Итахай предложил Ивермектин в качестве профилактики всему населению города, при этом 133 051 (60%) согласились принимать Ивермектин каждые две недели в течение 6 месяцев. По сравнению с 45 716 жителями города, которые отказались от употребления Ивермектина, у пользователей Ивермектина вероятность заболевания была на 47% ниже, смертность была на 70% ниже, а госпитализация – на 67% ниже. К концу 6-месячной программы общегородская смертность от COVID снизилась с 6,8% до 1,8%.

· Ла–Пампас, Аргентина – Министерство здравоохранения сравнило более 2000 пациентов, которых они лечили на ранней стадии Ивермектином, с более чем 12 000 без лечения и обнаружило, что у пациентов старше 40 лет показатели госпитализации в отделение интенсивной терапии и смертности снизились на 40%.

· Перу – Общенациональная программа массового распространения под названием “Мега-операция Тайта” (MOT), начатая в разное время в 25 штатах Перу в мае 2020 года, привела к снижению смертности от избыточного роста болезней в регионе на 74% в течение месяца, причем каждое снижение начиналось через 11 дней после различного времени начала каждого региона MOT.

· Министерство здравоохранения Султана Кударата на Филиппинах запустило кампанию по приему Ивермектина и обнаружило, что количество случаев заболевания быстро сократилось на 86%. по сравнению с близлежащими регионами

· В Японии Президент Токийской медицинской ассоциации рекомендовал всем врачам начать использовать Ивермектин в качестве раннего лечения во время летнего подъема. В настоящее время они регистрируют самый низкий показатель госпитализации COVID во время пандемии.

· 23 страны (39, включая НПО) в настоящее время дали частичное или полное разрешение на использование при COVID, которое охватывает 25% населения мира.

Данные, которыми я поделился здесь сегодня, скрываются в большинстве стран мира. Структуры и политика Агентства здравоохранения Соединенных Штатов, созданные за последние 50 лет, тесно связали фармацевтическую промышленность с учреждениями общественного здравоохранения, что привело к повторению политики, ставящей интересы фармацевтической промышленности выше благосостояния граждан США. Захват отрасли нашими учреждениями здравоохранения в сочетании с их растущим финансовым контролем над большинством основных средств массовой информации, социальных сетей и медицинских журналов привел к способности широко подавлять и / или искажать любую информацию, которая поддерживает эффективность перепрофилированных, недорогих, непатентованных лекарств. Их многолетняя “война с перепрофилированными лекарствами”, ведущаяся с постоянной целью защиты рынка новых, запатентованных, непристойно прибыльных и часто едва проверенных токсичных продуктов, достигла пика в COVID-19. Последствия их “дезинформационной” войны с лекарствами нового назначения в настоящее время представляют собой преступления против человечности, учитывая глобальную заболеваемость, смертность и потерю социальных и экономических свобод, которых можно было бы избежать, если бы такая информация была широко распространена.

Пьер Кори, доктор медицинских наук, 21 января

Источник: https://pierrekory.substack.com/p/my-testimony-for-the-upcoming-senate-466

Комментарий: ну, а в России официальная медицина настолько консервативна и безнравственна, что, не стесняясь, открыто приветствует неоправданно жесткие меры властей карательного воздействия  вплоть до уголовного преследования “ковид-диссидентов”. А стоило бы задуматься, насколько эффективны эти меры. Взять хотя бы цифры смертности среди заразившихся ковидом. Тут Россия впереди планеты всей, и это совсем не преувеличение. Вот данные на 23 января 2022 года на 10.20 утра. Приведена статистика заражений и смертей среди заразившихся из шести стран с уровнем заболеваемости свыше 10 млн. человек. Итак на 23 января, 10:20 утра:

США – заболевших – 71 728 557, умерших – 888 623. Процент смертности –  1,24%
Индия – заболевших – 39 237 264, умерших  – 489 422. Процент смертности – 1,24%
Бразилия – заболевших 23 960 207, умерших – 622 979. Процент смертности – 2,6%
Франция – заболевших – 16 390 818, умерших – 128 514. Процент смертности – 0,78%
Великобритания – заболевших – 15 784 488, умерших  – 153 787. Процент смертности – 0,97%
Россия – заболевших – 11 044 986, умерших – 325 433. Процент смертности – 2,95%
Турция – заболевших  – 10 881 626, умерших – 85 784. Процент смертности – 0,78%

 

Наверное, все это не случайно, ибо медицина – это часть общества. И каково это общество, такова и медицина, как впрочем, и все остальное. И уж точно к нашему обществу вполне подходит определение, данное в заголовке этой небольшой статьи.